Дорота Масловская «У нас все хорошо»

Действие I, сцена 1

Старое многоэтажное человеческое здание в Варшаве.
Однокомнатная квартира. Две двери: одна ведет во двор к мусорным бакам, за второй постоянно слышится шум из туалета, булькание воды, журчанье в трубах.
Маленькая металлическая девочка в матросском костюме и ее бабушка, осовелая старушка в инвалидной коляске.
Как пассажиры тонущего корабля, в подвешенном между паникой и скукой состоянии, они то преследуют друг друга, то, устав от всего этого, пребывают в неподвижном состоянии.

СТАРУШКА
Я помню день, когда началась война.

ДЕВОЧКА
Что началось?

СТАРУШКА
Война. Я тогда была молоденькой, славной девушкой,лицо у меня было как весна, сердце билось в молодой груди, как... соловейка, пройманный в ...

ДЕВОЧКА

... в бадейку.

СТАРУШКА
Я тогда еще ногами ходила...
Боже, как я ходила.

ДЕВОЧКА
Ой, может, хватит уже со своим ходила и ходила.

СТАРУШКА
Да, ходила, помню, что...

ДЕВОЧКА
Раз ты столько ходила, значит, находилась. Сейчас можешь наконец куда-нибудь и не пойти. Эх, если бы я была на твоем месте, то я бы не пошла, не пошла. В школу на инглиш.

СТАРУШКА
До войны ого-го как мы ходили.
В кино, на вафли, на птифуры, на реку. По песку,по земле, на реку.
По траве, по пушистым фиалкам, на реку, когда жарко было, а ее толстая, чистая, изрезанная лучами солнца, как какой-нибудь графин, гладь...

ДЕВОЧКА
На какую еще реку?

СТАРУШКА
Как это какую? На Вислу.

ДЕВОЧКА
На эту говнотечку?

СТАРУШКА
Какую говнотечку? Сюда, на Вислу, шлепанцы на ноги, кусок хлеба в руку, и вперед. Купаться, загорать, мечтать, видеть сны, чудесные, святые сны молодости,чистые, как слезы, которые по щекам...

ДЕВОЧКА
А что такое «хлеба»?
Да ладно, я пошутила. Я тоже обожаю купаться в Висле, удовольствие, каких мало.
У меня всегда, когда я выхожу на берег, пыхтя выхлопными газами, появляются корь, брюшной тиф, отравление кадмием, я умираю, и тогда мне дают справку, и не надо идти в школу, на инглиш.

СТАРУШКА
Мы ловили плотву, маленькую, дикую, она вырывалась, как оголтелая, и жирной, серебряной чешуей пачкала нам ладони.

ДЕВОЧКА
Да ты что, мы тоже иногда презики ловим. Ну, то есть гнилые гондоны. А как они выскальзывают, как они вырываются!
Пацаны смеются, а меня аж трясет, когда я думаю,сколько пронырливых, оппортунистических, потенциальных полячишек каждый день отмазывается от жизни.

ПАУЗА

СТАРУШКА
Все говорили, что Гитлер...
Отец говорил, что этот Гитлер...

ДЕВОЧКА
А как они вырываются! Наверное, думают, что Висла в середине Польши поворачивает и течет прямо в Америку и что там они родятся со стопятидесятидолларовой бумажкой в одной руке и трехсотпятнадцатидолларовой – в другой, а мы здесь в картофляндии будем одни сидеть и гавкаться друг с другом.

СТАРУШКА
Никто же не верил в какого-то там Гитлера, молодые были, сердце металось в груди... металось, как пойманный...

ДЕВОЧКА
... гондон в бадейке!

ГАЛИНА
Какой бадейке?

В квартиру, тщательно вытирая ноги, входит ГАЛИНА с тоскливо дребезжащим, пустым мусорным ведром.

Довольная, она тщательно вытирает тапочки о половик и вешает ключик на крючок. Она может принести из подвала уголь, банку с огурцами или детские санки, на которых так удобно возить из прачечной постельное белье.

ГАЛИНА
Какая «бадейка»? Что еще за слова такие?

ДЕВОЧКА
Ты так возмущаешься, как будто села на грязное сиденье в пассажирском Неэкспрессе и залетела мной.

ГАЛИНА крутится вокруг своего царства: Плиты, под потолок заставленной фестивалем разных закопченных и заклёванных кастрюлек, вырванных из календарей рецептов рекламных буклетов из Teско, бережно сохраненных флаеров с рекламой языковых курсов и консервных этикеток, гор тщательно вымытых стаканчиков из-под йогурта.

ГАЛИНА
Ты обедала?

ДЕВОЧКА
“Обедала”? А что на “обед”?

ГАЛИНА
Сухие какашки с уксусом.

ДЕВОЧКА
Сухие какашки, мои любимые. A что это так жутко воняет?

ГАЛИНА
Не трогай, я себе на ужин подогрею.

СТАРУШКА
Пока в Варшаву не пришли немцы. Я с одной сумочкой, в платье в розочки... возвращалась с Вислы, так жарко было, глаза у меня еще больше поголубели от того, что я смотрела на сонную, холодную, мыльную, чистую...

ДЕВОЧКА
...грязную, теплую, зеленую, пенистую, ядовитую гладь этой говнотечки...

СТАРУШКА
...как вдруг...

ДЕВОЧКА
Как вдруг ба-бах.

СТАРУШКА
Что?

ДЕВОЧКА
Ты увидела дым, пламя, огонь?

СТАРУШКА
Что я увидела?

ДЕВОЧКА
Ну, как горел?

СТАРУШКА
Что горело?

ДЕВОЧКА
Велосипед.

СТАРУШКА
Какой велосипед?

ДЕВОЧКА
Ну, не знаю.

СТАРУШКА
Нет, я не видела.

ПАУЗА

ДЕВОЧКА
Что, мам, там у тебя? Новая реклама?

ГАЛИНА
Журнал. «НЕ ДЛЯ ТЕБЯ». Нашла в баке с макулатурой. Бесплатно, и я сказала: aй, ладно, куплю, могу себе позволить.

ДЕВОЧКА
Не такой уж даже и плохой.

ГАЛИНА
С апреля прошлого года. Как раз не для меня.

ДЕВОЧКА
Мам, даже кроссворд уже разгадан.

ГАЛИНА
Не надо разгадывать, сразу ключевая фраза: «Тет-а-тет весной».